ЕЙСКИЙ ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ
МУЗЕЙ ИМ. В.В. САМСОНОВА

О чистоте улиц Ейска в 19 веке

На календаре уже весна. Природа просыпается, возвращается к жизни, горожане все больше времени начинают проводить на улице. Традиционно уже десятилетия порядок на улицах, скверах и парках мы начинаем наводить во время апрельских субботников или, следуя православному календарю, к Пасхе. А вот сто лет назад ейский полицмейстер войсковой старшина Ромащук требовал навести порядок к 1 марта.

В первые годы жизни Ейска о санитарной чистоте улиц мало заботились, да и улиц еще в привычном понимании не существовало. Но уже в конце 50-х годов после выхода устава о медицинской полиции стали больше внимания уделять санитарному состоянию. Так, в 1860 году Ейское городское полицейское управление, заботясь о содержании в чистоте городских площадей, ходатайствовало о снабжении его метлами, лопатами и другими принадлежностями. По уставу полиция обязывалась наблюдать за тем, чтобы городские площади в любое время года оставались чистыми. Но сами горожане не всегда стремились придать Ейску блеск и ухоженный вид.

Вокруг домов и на дворе не соблюдалось настоящей чистоты: навозные ямы под боком, на дворе лужи, почва всасывала нечистоты, запах из отхожих мест и т.п., и это в встречалось в зажиточных домах.

Современники отмечали, что на окраинах города роль сорных ям исполняли сады и овраги; в оврагах гнили кучи мусора и трупы животных на дворах и на задворках, за неимением помойных ям, помои выливали прямо на землю; на окраинах же города помои выливали на улицу. Конечно, проливные дожди уносили под гору и в море скапливающиеся на поверхности нечистоты, и таким образом препятствовали развитию эпидемических заболеваний, но это не спасало положение. Улицы не очищались от грязи, весною лед с них не скалывался, а спокойно таял и скатывался в лиман.

Городское управление долгое время свою деятельность ограничивало устранением только явного, бьющего в глаза безобразия на улицах, удалением за черту города навозных куч, которыми пользуются беднейшие жители, выделывая из них так называемый «кизяк», употребляемый для отопления жилищ.

Власти отмечали неэффективность очистки улиц горожанами, ведь иногда жители просто перекладывали грязь с очищенных участков на неочищенные. И местное самоуправление озаботилось подготовкой обязательных для жителей г. Ейска постановлений по санитарной части. В феврале 1880 г. по заключению полиции дума подготовила такой документ. Также был разработан целый ряд мер и по предупреждению эпидемий. Среди мер были: очистка существовавших в черте города оврагов от нечистот, навоза и свозимого туда мусора (засыпка землей или сжигание), контроль со стороны городской управы за очисткой выгребных ям в домах населения и их дезинфекция, контроль за проветриванием помещений в общественных местах. Для приведения в исполнение данных мер была создана санитарная комиссия, которая состояла из четырех человек из числа жителей города, входивших в состав комиссии по назначению муниципальными властями, врача, давшего согласие войти в состав комиссии, полицмейстера. Члены санитарной комиссии должны были производить осмотр всех промышленных, торговых заведений, гостиниц, ресторанов, постоялых дворов, трактиров, мастерских, ночлежных домов, при участии врача давали определение их состояния и могли требовать немедленно устранить указанные врачом нарушения санитарного состояния, чтобы не допустить распространения заразных заболеваний.

 

Но порой решения думы шли в разрез с санитарными требованиями.  Постановление ейской городской думы позволило жителям города оставлять навоз во дворах, где перерабатывать его на «кизяк». Городской врач Лонгинов опротестовал это решение, дума провела решение по журналу, и его одобрил начальник Кубанской области.

 

После неоднократных опротестований и жалоб городского врача эти правила были отменены. В 1881г. городская дума издала новые положения по санитарной части, которые одобрил начальник Кубанской области Н.Н. Кармалин. В соответствии с ними жители города Ейска обязывались заботиться, чтобы помойные ямы, водосточные канавы, хлева содержались в чистоте. Помои на улицу выливать не разрешалось. Все нечистоты жители самостоятельно обязывались вывозить за город; во дворах не разрешалось складывать навоз домашних животных, его следовало с 15 апреля по 1 ноября вывозить в указанное за городом место; внутри города запрещалось сушить шкуры овец, устраивать маслобойни, кузницы, кожевенные и дубильные заводы, красильни; убой скота за городом разрешался только с соблюдением чистоты.

 

Для наведения порядка во дворах и на улицах Ейска городская дума в заседании от 16 марта 1881г. постановила: для осушения и ремонта всех улиц каждый домовладелец обязан напротив своего дворового места отступить 2,5 аршина для тротуара и поставить там линией столбики (хотя бы деревянные). Отведенную территорию необходимо вымостить жженым кирпичом, камнем, досками или засыпать ракушкой. Запрещалось по улицам на тротуарах строить при входе в дом погреба или другие постройки. Строго запрещалось выпускать на улицу блуждающий скот, собак. Собак разрешалось иметь всем желающим, но они должны быть привязаны во дворе. Комнатных собак можно выпускать на улицу с ошейником. Свои дворы домовладельцы обязаны содержать в чистоте. Домовладельцы обязаны в порядке содержать тротуары и половинную часть улицы.

По идее после принятия таких положений в городе должна была значительно улучшиться санитарная обстановка. Однако пункты правил оставались на бумаге, а в городе царила антисанитария. Нечистоты за город вывозили только очень немногие. Во дворах лежали годами кучи навоза. Зачастую пока не видят соседи, домохозяева выливали на улицу помои. Газета «Приазовская жизнь» в 1914 г. писала, что для обывателей г. Ейска вылить нечистоты на улицу – это дело привычное и вовсе незазорное. За нарушения полиция нередко накладывала штрафы на горожан, о чем неоднократно писала местная пресса. Летом на улицах города стоял зловонный запах.

Важным мероприятием по профилактике заболеваний среди городского населения и предупреждению распространения эпидемий, проводимым органами городского самоуправления, являлось улучшение санитарного состояния. Именно поэтому, после теплого февраля 1915 года полицмейстер города Ейска предельным сроком по наведению санитарного порядка назначил первый день весны и нерадивым домовладельцам грозил штраф до 3 тысяч рублей (а это стоимость приличного дома в нашем городе в то время) или тюремное заключение на 3 месяца.

 

Воронцовская улица

 Ассенизационный обоз Ейска в начале 1920-х

Дворники и полицейский

Автор статьи: заведующий научно-экспозиционного отдела Ейского историко-краеведческого музея И.А. Найденова