Память сильнее времени.

30.12.2020

УДК 091

Память сильнее времени

Сидоренко Марина Григорьевна

Заместитель директора МБУК ЕГП ЕР

«Ейский историко-краеведческий

музей им. В.В. Самсонова»

 

Аннотация: Статья посвящена трагической гибели 214 детей Ейского детского дома, задушенных в машинах-душегубках 9 – 10 октября 1942 года в городе Ейске Краснодарского края. В материале рассматриваются версии поисков могилы – первоначального захоронения 214 детей. Автором были изучены материалы, хранящиеся в фондах Ейского музея, а также в архивах РФ.

Ключевые слова: машина-душегубка, эксгумация, 214 детей Ейского детского дома, зондеркоманда СС-10А, без срока давности.

 

Memory is stronger than time

Marina Sidorenko

 Deputy Director OF MBUK EGP ER

 "Yeisk Museum of local history named after V. V. Samsonov»

 

Abstract: The Article is devoted to the tragic death of 214 children of the Yeisk children's home, strangled in cars-chokeholds on October 9-10, 1942 in the city of Yeisk, Krasnodar territory. The article discusses the versions of the search for the grave-the original burial of 214 children. The author studied the materials stored in the Yeisk Museum funds, as well as in the archives of the Russian Federation.

Keywords: car-choke, exhumation, 214 children of the Yeisk orphanage, Sonderkommando SS-10A, no Statute of limitations.

 

В городе Ейске, на старом городском кладбище, неподалеку от центральной аллеи, стоит широкая чёрная плита. По всему периметру её тянутся фигурки маленьких изможденных детей. Расположены они необычно: кто-то стоит, кто-то лежит. Один ребенок, напоминающий скелет, лежит на спине прямо у подножия плиты. На них нет одежды. Рядом с плитой – фигура молодой девушки, застывшей в скорбном молчании. Это могила 214 детей, зверски замученных нацистами в машинах-душегубках 9-10 октября 1942 года.

В 1941–м году из Симферополя на Кубань, в связи с угрозой оккупации, был эвакуирован детский дом с детьми, больных костным туберкулезом. В Ейск они прибыли вместе с обслуживающим персоналом. Всех вновь прибывших разместили в детдоме, где уже содержались умственно отсталые дети. Сиферопольцам отдали старый купеческий дом, расположенный на углу современных улиц Гоголя и Б. Хмельницкого (ныне ГКОУ КК «Школа-интернат №2»). С приездом в город Ейск дети школьного возраста продолжали учебу в средней школе № 1.

9 августа 1942 года Ейск был оставлен частями Красной армии. Начались тяжелые месяцы нацистской оккупации. Для «зачистки территории» в город прибыла группа зондеркоманды СС-10А. В это же время в Ейск пригнали специальную машинугазваген (газовый автомобиль, «душегубка»), применявшихся нацистской Германией для массового уничтожения людей путём отравления угарными или выхлопными газами.

9 октября 1942 года душегубка подъехала к зданию детского дома. Фашисты, отстранив персонал, начали погрузку детей в машины. Когда дети и сотрудники детдома спрашивали: «Куда везете детей?», им отвечали: «в Краснодар», другие отвечали: «в баню».

Детей вывезли за поселок Широчанка (предместье Ейска) в сторону современного хутора Симоновка. Остановившись у противотанкового рва, палачи решили «выбросить» замученные тела, а сверху забросать землей.

Такие же зверства были продолжены и на следующий день - 10 октября. Всего за два дня было уничтожено 214 воспитанников детдома, из них 213 детей в душегубке, а 15-летнияя девушка Нина Шолохова была нагая вывезена в кабине шофера душегубки и за городом растерзана нацистами и сброшена в тот же ров.

5 февраля 1943 года Ейск был освобожден от оккупантов. Уже в апреле специальная комиссия горисполкома по расследованию злодеяний оккупантов во главе с секретарем исполкома Пчелинцевой начали свое расследование. Именно с этого времени начинаются «мытарства тел» 214 детей Ейского детского дома.

В апреле 1943 года было произведено вскрытие братской могилы детей, на котором присутствовала комиссия от Ейского городского совета. В состав совета вошли капитан-лейтенант Усик, врач Тумасов, директор Ейского детдома Тимошенко, завуч Маслак, Пчелинцева (председатель комиссии).

В акте осмотра от 15 апреля 1943 года отмечено: «Когда была разрыта могила, эта страшная картина предстала перед нашими глазами. Все дети лежали беспорядочно, многие, прощаясь были обняты друг с другом, некоторые мальчики и девочки в руках держали свои костыли. При тщательном осмотре нами не было обнаружено на теле каких-либо следов огнестрельных ран или увечий, все кости черепа были целы. Все это еще раз подтверждает, что дети были закопаны живыми…»

В этот же день врачами города Ейска: судебно-медицинским экспертом – капитаном медицинской службы врачом И.А.Керимовым, хирургом Генкиной А.Ф. и терапевтом Макаренко Н.А. в присутствии понятых граждан города Ейска Егоровой П.А., Сидоренко В.В., Пинчев Н.П. произведен медицинский осмотр, без вскрытия, 214 трупов детей бывших воспитанников Ейского детдома. Осмотр производили на месте раскопки – ямы, находящейся в восточной части города, около дороги, идущей на хутор Симоновку, 1500 метров от профеля идущим на хутор Широчанский.

В судебно-медицинском акте от 15 апреля 1943 года было указано: «Дети были изъяты немцами 9 и 10 октября 1942 года из детдома и увезены в больших авто-машинах герметически закрытых, с металлическим кузовом в 1,5 м., вышины – типа дезкамеры…» , но на данный факт особого внимания в то время не обратили. Сведений об использовании фашистами «душегубок» в распоряжении комиссии тогда не было. В заключении судебно-медицинской экспертизы говорилось: «При раскопке могилы размером 3 х 4 глубина 2 метра нами обнаружено 214 детских трупов мальчиков и девочек в возрасте от 4 до 7 лет (примерно), лежащих беспорядочно друг на друге, большинство из них. Сцеплены руками попарно. У некоторых в руках были палки и костыли, дети одеты в истлевшие вещи». Вследствие чего, комиссия вынесла заключение: «На основании вышеизложенного: отсутствие ран в мягких тканях, инородных тел, переломов костей и каких-либо явных следов насилия, а также на основании свидетельских показаний, о том, что дети были увезены в герметически закрытых машинах при большой скорости, можем предположить, что смерть детей наступила вследствие асфиксии (удушение). Ввиду отсутствия данных вскрытия и лабораторного исследования дать заключение о механизме удушения не представляется возможным.».

Через три месяца, 8 июля,председателю Ейского городского Совета было указано, что Акт от 15 апреля 1943 года составлен неверно и не оформлен в соответствии с инструкцией Чрезвычайной Государственной комиссией. Горисполкому в срок до 20 июля 1943 г. было предписано предоставить полный пакет материалов по совершенному злодеянию немецко-фашистских захватчиков в Ейске.

Комиссия приступила к допросу свидетелей трагедии. Одним из первых был опрошен житель Ейска Сидоренко В.А., участвовавший при вскрытии могилы. показал: «овальная яма, глубиной более 2 м., объемом не менее 125 м., была завалена землей со стороны, примыкающей к проезжей дороге. При раскопке от подошвы ямы – к ее стенке обнаружились мертвые тела детей, причем дети были навалены массой, идущей от подошвы в один, два и большей массы трупов.». И далее Владимир Антонович сообщает, что: «из могилы было вынято и помещено в гробы более 40 детских трупов, в возрасте от 5 до 16 лет приблизительно, остальные были погребены на месте их смерти в той же могиле».

То есть, 40 трупов детей помещенные в гробы, были перевезены в Ейск и захоронены в центральной части города - сквере имени Пушкина. Практически сразу же на месте захоронения был установлен временный деревянный памятник-обелиск, а остальные, 174 трупа, по всей видимости. остались на месте первоначального захоронения детей. К сожалению, дальнейшая судьба этой могилы так до сих по остается неизвестна. И вот почему…

Прокурор следственного отдела прокуратуры Краснодарского края, после изучения предоставленных комиссией Ейского городского совета, 29 июля 1943 года выносит постановление: «Произвести повторную эксгумацию части трупов детей, похороненных в братской могиле в г. Ейске и находящихся в противотанковом рву в окрестностях г. Ейска, в целях последующего осмотра трупов судебно-медицинскими экспертами, производства вскрытия сохранившихся трупов, а также производства химического и спектрального анализа отдельных частей трупов на яды, углекислоту и т.д.».

       3 августа 1943 года была произведена эксгумация братской могилы в городском парке, а 4 августа – эксгумация могилы, расположенной в юго-восточной стороне города, на земле Широчанского сельского совета. На основании актов судебно-медицинского исследования было вынесено одно заключение: «Основываясь на данных предварительного следствия и осмотра трупов считаем, что смерть детей Ейского детдома КрайСО наступила от асфиксии вследствие удушения, по-видимому, отработанными газами автомашины, в которой были увезены дети» .

         После проведенной вторичной эксгумации, местными властями было принято решение могилу за городом сравнять с землей, а на могиле в сквере Пушкина, которая являлась общедоступной, сделать новый кирпичный оштукатуренный памятник в виде плиты с символическим огнем, окруженной оградой.Этот памятник уже в 1952 году был взят на государственную охрану и закреплен за горкоммунхозом.Здесь проходили торжественные митинги в годовщину гибели детей.

       Так было до 1963 года. Ейский Горисполком принял решение о переносе могилы детей из сквера Пушкина на вновь открытое городское кладбище.    Общественность города встретила это решение с негодованием.  Председатель комиссии по созданию истории города Ейска, бывший секретарь горисполкома Л.А Половинкин неоднократно направлял письма в Ейский горком КПСС и даже Секретарю ЦК КПСС Ильичеву Л.Ф. с требованием оставить захоронение на месте. В письме от 2 августа 1963 года говориться: «Нам стало известно, что Ейский горисполком принял решение о сносе памятника, а останки выкопать и перенести толи на общее кладбище, толи еще куда-то – определенное место (правда мы такого решения не видели). 18 марта 1963 года мы написали письмо Ейскому горисполкому о том, что в садике им. Пушкина, где находится памятник 214 детям развертывается строительство пищевого предприятия…».

       Но городские власти общественность не услышали. Из очередного письма ветеранов от 14 декабря 1963 года мы узнаем о подробностях перезахоронения детей: «Ночью, скрытно от народа, были вырыты останки детей, так же скрытно был снесен памятник. Была память, теперь ее нет, все сровнено с землей, зато красуется стеклянное здание – кафе «Улыбка». Спрашивается, к чему такая спешность и скрытность?... Если уж на то пошло, и так стало необходимо провести перенос, то создайте траурно-торжественную обстановку. При народе вскрыть могилу, останки под траурные звуки оркестра переложить в красные гробы, которые нести на руках до места нового захоронения, а трудящиеся города, коллективы предприятий, школьники возложили бы венки».

Скандал разгорелся нешуточный. Проверяющие приехали отовсюду. Председатель исполкома Михайловский еле-еле успокоил разгневанных ветеранов, сообщив о том, что останки перенесены на кладбище и вскоре на месте захоронения будет открыт памятник.

       Уже в 1964 году на кладбище, тогда еще на практически пустом поле у сторожки, был установлен памятник весьма скромный и лаконичный по своей форме. Автор проекта стал главный архитектор города Н.В.Чиж. И только 1 июня 1980 года по программе мероприятий к 35-й годовщине Победы вместо него был установлен новый памятник, изготовленный на Краснодарском художественно-производственном комбинате Художественного фонда РСФСР скульптором Ермаковым. Ныне – это объект историко-культурного наследия федерального уровня охраны.

       Нельзя сказать, что память о замученных детях в Ейске не сохранилась. Однако, могила на кладбище долгое время была мало посещаемой. Новые захоронения, постепенно заняли территорию вокруг мемориала, которая изначально планировалась как площадь. Сам памятник исчез в деревьях и новых надгробьях. Надпись, говорящая о том, кто здесь покоится, стала совершенно незаметной. Подавляющее большинство современных ейчан даже не знали о месте нахождения этой могилы.

       Именно поэтому в 2012 году Ейский музей начал разработку проекта «Свеча памяти», посвященному увековечиванию памяти 214 детей Ейского детского дома. Основой для этой работы стали системные исторические исследования. Они позволили проследить судьбу воспитанников этого детского дома, обстоятельства их гибели и перезахоронений, а также судьбу воспитанников, оставшихся в живых.

       Одним из них был Леонид Васильевич Дворников, выступавший в качестве свидетеля на процессах по делу зондеркоманды СС-10А. Он чудом избежал судьбы своих товарищей, после войны окончил филологический факультет Краснодарского пединститута и написал свои воспоминания о тех страшных днях.

       «…Чтобы люди знали правду» - эти слова из письма Л.Дворникова в Ейский историко-краеведческий музей, как нельзя лучше объясняют то, что заставило нас обратиться к этой теме.

      Первые публикации Дворникова появились в газете «Ейская правда» 20 апреля 1943 года, когда государственная комиссия уже обнаружила и вскрыла захоронение убитых детей. Впоследствии он собрал архивные материалы, документы Ставропольского и Краснодарского судебных процессов над палачами, которые стали дополнением к его юношеским воспоминаниям, а также рассказы других выживших воспитанников и бывших работников детского дома. Все это сделало его воспоминания абсолютно достоверным документальным свидетельством тех страшных событий. 

     До того, как дойти к читателям, этот труд всей жизни Дворникова прошел немало испытаний. Почти тысяча тетрадных страниц, составляющих рукопись, были написаны ровным и четким «учительским» почерком автора за два года. В конце 1963 года рукопись была закончена и, по ходатайству ейских ветеранов, передана в Краснодарское отделение Союза писателей, где получила положительные отзывы.  Работой заинтересовалась редколлегия альманаха «Кубань».       В альманахе документальная повесть опубликована не была из-за большого формата произведения. Судя по отметкам на рукописи, 2 октября 1964 года она была принята Краснодарским книжным издательством. Но увидеть свет ей в ту пору суждено не было. Эти темные и страшные страницы нашей истории в 1970-е «победные» годы пытались забыть.Рукопись повести была возвращена автору, который отчаявшись опубликовать ее, передал в июне 1981 года в фонды Ейского историко-краеведческого музея, ныне носящего имя В.В.Самсонова.

      Интерес к воспоминаниям Л.В. Дворникова у работников музея возник в 2012 году, в период подготовки к 70-летию тех страшных событий. Впервые отрывки из этой документальной повести были опубликованы в одной из ейских газет. Резонанс читательской аудитории был настолько велик, что возникла необходимость перепечатать и опубликовать рукописный текст. Книга Л.В.Дворникова «От имени погибших» вышла в свет в 2016 году. Издание осуществлено Ейским музеем.

     По инициативе работников музея в 2014 году были открыты мемориальные доски на здании, где во время войны размещался Ейский детский дом и на могиле детей на городском кладбище. Сейчас могила детей на кладбище стала одним из объектов показа, раскрывающего тему Великой Отечественной войны и участию в ней ейчан.

       У молодежи Ейска стало традицией ежегодно 9 или 10 октября, в память о тех событиях 1942 года, проводить на могиле 214 детей акцию «Свеча памяти». Сегодня к данной акции, далеко перешагнувшей за границы Ейска, присоединились представители из городов Симферополь, Краснодар, Майкоп.

      Ну, а как же первоначальное захоронение, где остались большинство детей, что на землях Широчанского сельского поселения в юго-восточной части города???

     9 октября 2019 года ФСБ России рассекретили архивные материалы об убийстве в октябре 1942 года воспитанников Ейского детского дома. Вследствие чего Следственный комитет РФ заявил о возбуждении уголовного дела по статье 357 УК РФ "Геноцид".Тогда же ответственный секретарь «Поискового движения России», председатель комиссии по делам молодежи, развитию добровольчества и патриотическому воспитанию ОП РФ ЕленаЦунаева отметила, что поисковики готовы присоединиться к работам на месте захоронения воспитанников детского дома, если такая необходимость будет: «Активисты поискового движения уже имеют опыт подобных работ на месте захоронения мирных жителей – это часть нашего проекта «Без срока давности» и наш гражданский долг. В течение нескольких месяцев совместно с сотрудниками Следственного комитета России мы работали на месте захоронения 2600 человек, убитых близ деревни Жестяная горка Новгородской области военнослужащими Вермахта и латышскими полицейскими батальонами. Также Цунаева подчеркнула, что возбуждение уголовного дела в отношении убийц детей-инвалидов в Ейске – это знак того, что дела и имена исполнителей этого бесчеловечного преступления не будут забыты, их действиям будет дана соответствующая правовая оценка».

        Первые поиски членами общероссийского общественного движения по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России» начались сразу, в октябре 2019 года. Были доброшены возможные свидетели, которые указывали места, сохранившиеся в их детской памяти.К сожалению, работы никаких результатов не дали.

           Спустя год, 2 октября 2020 года поисковый отряд вновь прибыл в Ейск для дальнейшего поиска первоначального захоронения могилы детей. Перед началом поисков были проработаны все документы того времени: свидетельские показания, акты эксгумаций, немецкие карты и другие.Поисковики с помощью экскаватора, металлодетекторов, щупов и шанцевыми инструментами искали останки. Было сделано несколько раскопов, но опять, к сожалению, тщетно. Итоги работы экспедиции были переданы в Следственный комитет РФ, который и определит дальнейший план действий.

 

Список литературы.

 

1.  Во имя жизни. Ейск в годы Великой Отечественной войны / изд. И.Платонов, 2020. – 232с.: ил.

2.     ГАКК. Ф. 7021. Оп. 16. Д. 3.

3.     ГА КК Ф. Р-897. Оп. 1. Д. 2.

4. Дворников Леонид. От имени погибших : документальная повесть / Л.Дворников. – Краснодар : Периодика Кубани, 2016. – 352 с.: ил.

5.    ЕИКМ. Ед. хр. ЕМ 52242

6.    ЕИКМ. Ед. хр. ЕМ 6919

7. Закон Краснодарского края «О перечне объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), расположенных на территории Краснодарского края» (с изменениями на 5 октября 2018 г.) от 17 августа 2000 года №313-КЗ.

8. Переписка по памятникам, бюстам, мемориальным доскам города Ейска и Ейского района с октября 1964 по декабрь 1965 года // ЕИКМ, л. 72

9.     Протокол допроса Кочубинской Галины Антоновны от 26 февраля 1970 г., г. Краснодар (Архив Службы государственной безопасности бывшей Германской Демократической Республики, MfS HA IX-11, ZUV 43, т. 7а).

10.    Рукопись Леонида Дворникова. От имени погибших : документальная повесть / ЕИКМ. Ед. хр. ЕМ 8600.

11.     ЦА ФСБ Ф. К-72. Оп. 1. Д. 25.

12.     http://rf-poisk.ru/news/7466/